Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: семидневник (список заголовков)
00:11 

ночью казалось, что было в рифму
Границы между чувствами все больше стираются, и я совершенно не могу понять, что происходит у меня внутри; с каждым днем и вправду становится все хуже и хуже. Я могу различать собственные ощущения только через физические или фактические проявления, то бишь, идти от следствия к причине – только так. Дрожат руки, не могу найти себе места и зажмуриваюсь от каждого шороха — волнуюсь; смеюсь — значит, радуюсь; просыпаюсь посреди ночи и не могу пошевелиться — чего-то боюсь; — и все это в лучшем случае: в основном все определение чувств ограничивается их фиксированием на уровне «есть/нет», причем большая часть времени мною проводится либо в тщетной попытке их идентифицировать, либо просто в бессмысленном осмыслении происходящего, каждый раз заканчивающимся таким же бессмысленным выводом. Самое отвратительное, что я даже не могу понять, как я к этому отношусь, поэтому весь процесс представляется обычной демагогией и бестолковой тратой времени, а затем, уже через пять минут, очередным итогом, что, видимо (раз большую часть жизни я провела именно в этом осмыслении или переосмыслении), значит, что большую часть оставшейся жизни я проведу в нем же.

Это не жалоба, не болезнь, не работа. Это просто так, как и большинство вещей. И тот тупик, к которому ты приходишь в результате размышлений, которые занимают от миллисекунды до получаса, раскрывающих множество и множество различных вариантов развития событий, «самодиагнозов» и путей побега из собственной ситуации, так же похож на лучи дорог, отходящих от тебя в бесконечность, которые как будто могут помочь тебе выбраться, как Фред Уизли на Джорджа Уизли или мой папа на Челентано. И, повторюсь, самое противное, что я не знаю, как я сама к этому отношусь. Меня это не раздражает, не радует, не заставляет себя менять (упаси Господи). Однако я могу сделать вывод, что меня это все-таки беспокоит, раз я, легши спать около часа тому назад, чтобы выспаться, все же включила свет и начала это зачем-то выпечатывать, как будто стараясь запечатлеть данный момент в собственной памяти, чтобы потом, через несколько лет, перечитать это — и снова начать свой бесконечный гребаный самоанализ, только уже в past simple.

_

Я даже не могу понять, чувствую я омерзение оттого, что я только что вообще все это написала, или от того, как и когда я это написала.
Не суть.

@темы: семидневник, боги и кролики

16:04 

ночью казалось, что было в рифму
Удивляет, причем каждодневно, способность людей делать нечто невероятное со словами, которые прозвучали бы очень пресно, сухо, без всякого намека на значимость или значительность, не облеки их этот человек в данную форму. Это ощущение возникает, когда читаешь какую-то определенную прослойку современной литературы, будь то "Когда Бог был кроликом" или, скажем, Фоер и "Остаемся зимовать" (не суть), которая вся построена на предложениях. Не на мыслях и чувствах, не на технике, стиле, эксперименте (хотя она также может включать все это (по отдельности или в совокупности), безусловно), а на голых предложениях, облеченных в форму, от которой они — полые и совершенно безликие — вдруг обретают смысл.

Это особая форма таланта, наверное. Литература как талантливо сделанная фальшивая монетка, как поддельная картина Микеланджело, проданная за миллиарды на аукционе, как чистый смех, вызванный намеренно, как Dirol Mistery, как подделка. Мысль, пусть даже самая пошлая, если она записана в ритме вальса или самбы, выгодно отличается от самой себя в ритме ее родного языка, ее собственного шага и ее личного перетекания и созвучия, которым она обладала изначально. Убери запятые и точки, заглавные буквы и имена, сливай слова в одно и попытайся создать шум ветра, водя пальцами по клавиатуре, — ты уже похож на героя. И тебя любят, как самого настоящего героя, и говорят, как это невероятно и изумительно, и ладно, ладно! Только это жуткое ощущение подделки остается. Я не говорю о стилизации или эксперементе в чистом виде, как это было, например, у Саши Соколова или у того же Д. С. Ф.; это нечто более неосязаемое и неуловимое, как само слово пошлость и определение ее значения (по Макаревичу почти).

Я удивлялась тому, что в поэзии стремятся достигнуть совершенства в выражении мысли в том числе и путем построения предложения в том естественном порядке его составляющих, которое заложено в нем изначально — и опять наступила на грабли, на которые наступаю всегда: чтобы понять ошибку, ей нужно пресытиться. Встречаясь с современной литературой и самой собой, своего рода продолжателем, пресытиться получилось.

И слава богу, мать ее.

@темы: семидневник, заворачивание в лаваш, боги и кролики

21:15 

ночью казалось, что было в рифму
Самое большое удивление вызывает у меня тот момент, когда кто-то совершенно мне не знакомый называет
меня по имени. Или вспоминает фамилию. Просто шок— когда отчество.
Я не знаю, что из этого можно запомнить.
Именно обо мне, а не в целом.

@темы: семидневник, боги и кролики

18:56 

ночью казалось, что было в рифму
"Я могла бы рассказать о человеке, который встретил сегодня просто замечательного рыжего юношу в зеленом свитере, но так и не познакомился с ним, посчитав лучшим просто три раза спускаться в гардероб художественной школы, чтобы еще раз посмотреть на абсолютно идеальные черты лица, так и хочется сказать, потомка Уизли. Там, в художественной школе ярко-красного цвета, этот человек выступал со своими очень старыми стихами, разделившими первое место с другими замечательными творениями (на белорусском языке, девушки, которая так и не пришла), но мне очень стыдно рассказывать о нем. Этот человек, впервые за много месяцев, вернувшись домой, только лишь соприкоснувшись с водой (душ - его обязательная программа), сразу же побежал за блокнотом: записывать пришедшие в голову строчки. Этот человек и сейчас пишет их, выверяя образы, бессовестно сокращая, стараясь не забыть, о чем они, рассматривая каждую букву под лупой Шерлока Холмса, словно улику, которая приведет к разгадке самой невероятной тайны. Этот человек не заканчивал ничего путного уже около трехсот лет, у этого человека болит голова, этот человек самый счастливый из всех на этой планете". — 17/03/2013

Всего одна строчка. Всего одна. Это не смешно, братцы, — одна. Из-за одной строчки может случиться катастрофический фэйл под названием "Кажется Она Опять Не Смогла Ничего Закончить"!
Дело ведь даже не в том, что я не закончу; если бы это было одно стихотворение, которое кануло в Лету из-за этой моей ужасающей черты (я даже не знаю, как это правильно назвать!), то я бы пережила. Но тридцать! Ладно, я себе польстила. Куда больше тридцати, в несколько раз больше тридцати. Раз в десять (если прибавить те куски еще более ужасной графомании (в сравнении с графоманией сегодняшней), которую я писала три года назад). Особую боль вызывает факт того, что ничего не может мне помочь в данной ситуации: я никак не могу себя переучить, заставить, выжать, вылить. Пройденный этап есть для меня лишь пройденный этап. Вернуться — значит сделать шаг назад. А шаги назад для меня неприемлемы (в отличие от постоянных оборотов и воззрений на прошлое, что довольно канонично). Вот и получается, что большая часть моего творчества, начиная с рисунков и закачивая стихами, лежит в столе/папке/голове, незавершенная и неприкаянная. Я ненавижу себя за это.

Ох, Господи, я вру,конечно же! Ни одна из моих отрицательных черт не вызывает у меня ненависти, Боже упаси.
Но если я не закончу его сегодня, то пиши пропало. Мой рубеж — это ночь. Максимум — день.
Если я не сделаю это сегодня, то я не сделаю это никогда.

@темы: боги и кролики, семидневник

02:15 

ночью казалось, что было в рифму
Боль в пояснице. Боль в ногах. Боль в правой руке. Боль. Унижение. Четыре лишних килограмма вследствие съеденной между делом горы масленого крема. Тонна немытой посуды.
НО

читать дальше



Да, крошка, ты молодец.
Правда, создается ощущение, что меня избили, оприходовали ножкой стула и заставили съесть всухомятку весь тираж учебников "История КПСС", но это того стоило. У меня почему-то крепатура, головокружение, слабость, насморк и жуткое желание спать. Вот прямо здесь, сейчас, не раздеваясь, не застилая постели. У меня вообще часто создается впечатление, что в прошлой жизни я была либо гастролирующим музыкантом времен семидесятых-восьмидесятых, либо бомжом: а иначе как объяснить мою трепетную любовь (и даже иногда потребность) спать нецивилизованно, в джинсах и футболке, под каким-нибудь свитером, да еще и желательно в позе "зю" на кресле (бабушкины недовольные вздохи и возгласы непонимания слышны начиная с семи часов утра — она у нас самый главный жаворонёнок).
Эта поза "зю" вкупе с хорошим сном про Ганса и Софьевку нужны мне, чтобы восстановиться.

Ну, можно просто сон про Ганса и Софьевку, даже без позы "зю".
Или хотя бы сил на то, чтобы подумать о них перед тем, как впасть в прострацию на восемь часов.

@темы: семидневник, 70's, 00 o'clock

монодекламация

главная