16:35 

врукулисонтот
ночью казалось, что было в рифму
Меня всегда удивляли Типично Американские Семьи Типично Американского Кино.
Мамы в коротких голубых халатиках; папы, которые убегают на работу, не позавтракав, целуя своих жен на прощанье; девочка-подросток с тремя прыщами на лбу и косой рваной челкой; братик - поменьше, вечно угрюмый, доедающий все, что приготовит мама, до конца; да пара близнецов, больше похожих на игрушки их детского мира, напоминающие о своем присутствии только в тот момент, когда их украли, они перевернули дорогую вазу или схватили за хвост кошку.
Мамавхалатике наливает обезжиренное молоко в пластмассовые хлопья, братикпоменьше и сестренкавпрыщах берут свои портфельчики и идут в Типичную Школу, где много придурков и один Хороший Парень, которого все уважают.
Мамавхалатике дома.
Она отвозит близнецов с собой в супермаркеты и покупает новую блузку.
Или новый голубой халатик.
Или новый галстук вечноопаздывающемуп­апе.
Она покупает новую блузку. Или новый халатик. Или новый галстук. Но в руках у нее около шести фирменных пакетов, а в кошельке еще около шести сотен долларов; она решает забрать детей из школы.Она готовит ужин из семи блюд за несколько минут, зажимая телефон между плечом и ухом, дует на кипящий бульон с
новым бульонным кубиком - у нее все получается точно вовремя.
Сестричкавпрыщах влюбляется в хорошегопарня, а братикпоменьше сбивает из рогатки воробья, но признается тут же, потому что мамавхалатике все понимает. Все помнит.
Все знает.
Вечноопаздывающийпа­па возвращается к ужину.
Он вечно опаздывает. Но на ужины приходит вовремя.
Они ложатся спать в половину двенадцатого.
Чтобы проснуться и снова начать сначала.

А я не представляю, как приходить к ужину вовремя, как дуть на бульон из нового бульонного кубика, влюбляться в хорошего парня, отвозить детей с собой в гипермаркет, целовать жену на прощанье, подбивать воробьев из рогатки, я не знаю, как признаваться в содеянном, я не знаю, как любить пластмассовые медовые хлопья на завтрак, покупать галстук мужу, покупать новый голубой халатик, я не знаю, как называть свою дочку Крис, а сына - Адам, я не знаю, как называть своего мужа "Том",
я не хочу знать.


У меня будет сын Кукуцаполь.
А потом у него будет дочь - Валерия Кукуцаполевна.
Мы будет вставать по утрам злые, за окном будет пасмурное небо семидесятых, а из старого радио польется рок-н-ролл,
наш или не наш, а к обеду на небе семидесятых будет выходить солнце, и на ковре будут танцевать солнечные зайчики,
и я буду улыбаться и звать его на обед, и его будут звать, например, Олег или Георгий,
и мы не будем смотреть телевизор,
и у меня не будет голубого халатика,
и у него не будет нового галстука,
и нашего сына будут звать Кукуцаполь,
бедный ребенок.

@темы: 70's, боги и кролики

URL
   

монодекламация

главная