врукулисонтот
ночью казалось, что было в рифму
Границы между чувствами все больше стираются, и я совершенно не могу понять, что происходит у меня внутри; с каждым днем и вправду становится все хуже и хуже. Я могу различать собственные ощущения только через физические или фактические проявления, то бишь, идти от следствия к причине – только так. Дрожат руки, не могу найти себе места и зажмуриваюсь от каждого шороха — волнуюсь; смеюсь — значит, радуюсь; просыпаюсь посреди ночи и не могу пошевелиться — чего-то боюсь; — и все это в лучшем случае: в основном все определение чувств ограничивается их фиксированием на уровне «есть/нет», причем большая часть времени мною проводится либо в тщетной попытке их идентифицировать, либо просто в бессмысленном осмыслении происходящего, каждый раз заканчивающимся таким же бессмысленным выводом. Самое отвратительное, что я даже не могу понять, как я к этому отношусь, поэтому весь процесс представляется обычной демагогией и бестолковой тратой времени, а затем, уже через пять минут, очередным итогом, что, видимо (раз большую часть жизни я провела именно в этом осмыслении или переосмыслении), значит, что большую часть оставшейся жизни я проведу в нем же.

Это не жалоба, не болезнь, не работа. Это просто так, как и большинство вещей. И тот тупик, к которому ты приходишь в результате размышлений, которые занимают от миллисекунды до получаса, раскрывающих множество и множество различных вариантов развития событий, «самодиагнозов» и путей побега из собственной ситуации, так же похож на лучи дорог, отходящих от тебя в бесконечность, которые как будто могут помочь тебе выбраться, как Фред Уизли на Джорджа Уизли или мой папа на Челентано. И, повторюсь, самое противное, что я не знаю, как я сама к этому отношусь. Меня это не раздражает, не радует, не заставляет себя менять (упаси Господи). Однако я могу сделать вывод, что меня это все-таки беспокоит, раз я, легши спать около часа тому назад, чтобы выспаться, все же включила свет и начала это зачем-то выпечатывать, как будто стараясь запечатлеть данный момент в собственной памяти, чтобы потом, через несколько лет, перечитать это — и снова начать свой бесконечный гребаный самоанализ, только уже в past simple.

_

Я даже не могу понять, чувствую я омерзение оттого, что я только что вообще все это написала, или от того, как и когда я это написала.
Не суть.

@темы: семидневник, боги и кролики